Свято-Троицкий храм пгт.Темиртау -
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Святыни храма.

Икона Преподобномученицы Марии Гатчинской с частицей мощей.

Святая преподобномученица Мария Гатчинская

Тропарь, гл. 4:
Агница Твоя, Иисусе, Мария,/ утешение рабом Твоим в годину лютую явися,/ крепость веры и благочестия показавши,/ мучения претерпе от богоборцев.// Тоя молитвами, яко Милостив, спаси души наша.

Кондак, гл. 4:
Страдалице и благовестнице пречудная,/ молитвеннице за всех скорбящих и страждущих,/ преподобномученице Мати Марие,/ молися Господу Богу со всеми новомучениками Российскими// спасение нам даровати и велию милость.

 

День памяти 4/17 апреля

 

Мария (Лелянова Лидия Александровна) родилась в 1874 году, город Санкт-Петербург (схимонахиня).

Отец ее содержал сургучный завод, имел собственный дом на Забалканском проспекте. Лидия успела закончить гимназию.

Но страшный недуг - энцефалит, который дал осложнение ( болезнь Паркинсона) поразил девушку. В инвалидной коляске ее привезли на выпускные экзамены

Лидия стала полным инвалидом. Лечение не помогало. Все тело ее стало как бы окованным и неподвижным, лицо анемичным и маскообразным. Речь сохранилась, но говорила она с полузакрытым ртом, медленно и монотонно скандируя.

Однако физическая немощь нисколько не отразилась на ее умственном и духовном состоянии.

Господь благословил Лидию даром утешения скорбящих. Обреченная на неподвижность, углубленная в постоянную Иисусову молитву, она сделалась чрезвычайно кроткой, смиренной и сосредоточенной.

В возрасте 45 лет переселилась в Гатчину (Ленинградская о.), где жила в деревянном домике неподалеку от Павловского собора на углу Багговутской и Соборной улиц. В том же доме жил ее старший брат Владимир, содержавший в нем Елизаветинскую аптеку.

Туда к ней приходили многочисленные паломники и покидали ее с чувством просветленности. Матушка словом своим как бы удаляла духовную опухоль с тоскующих душ.

С 1912г. она полностью потеряла подвижность и более с постели не вставала.

В 1921г. вокруг матушки возник молитвенный кружок почитателей.

Он назывался Иоанновским по имени святого праведного Иоанна Кронштадтского.

Постоянная совместная молитва братьев и сестер объединила их в духовную семью, готовую послужить ближнему своими делами милосердия.

 В 1922 году архимандрит лаврский Макарий (Воскресенский) по благословению митрополита Петроградского Вениамина рукоположил ее с именем Мария.

Иоанновская община, возникшая вокруг матушки, сначала духовно окормлялась у протоиерея Иоанна Смолина, а после его кончины в 1927г. - у о.Петра Белавского, он был близким другом архиепископа Гдовского Димитрия, возглавлявшего иосифлянское движение.

Сама матушка Мария отрицательно отнеслась к известной декларации митрополита Сергия (Страгородского) и даже советовала православным не посещать храмов, где поминалось его имя за богослужением.

О.Петр переписывался с матушкой Марией.

Ее письма, полные теплоты и любви к близкому ей по духу о.Петру, не раз согревали его в суровые годы испытаний.

Матушка Мария была знакома со многими священнослужителями. В 1928-1929гг. ее посещал архиепископ Димитрий (Любимов).

Митрополиты Вениамин (Казанский) и Иосиф (Петровых) подарили ей свои фотографии с надписями.

Матушка была посещаема многочисленными паломниками.

Посетивший ее в 1927 г. профессор М.И.Андреевский поведал безценные слова монахини Марии, сказанные ею в ответ на жалобу профессора о мучительной и безысходной тоске, избавиться от которой он не мог никакими силами: "Тоска есть крест душевный, посылается она в помощь кающимся, которые не умеют раскаяться, т.е. после покаяния снова впадают в прежние грехи... А потому только два лекарства лечат это порой крайне тяжкое духовное страдание.

Надо или научиться раскаиваться и приносить плоды покаяния, или со смирением, кротостью, терпением и великой благодарностью Господу нести этот крест духовный - тоску свою, памятуя, что несение этого креста вменяется Господом за плод покаяния... А ведь какое это великое утешение сознавать, что тоска твоя есть неосознанный плод покаяния, подсознательное самонаказание за отсутствие требуемых плодов...

От мысли этой в умиление придти надо, и тогда тоска постепенно растает и истинные плоды покаяния зачнутся... "

В 1932 году она была арестована.

Чекисты, выворачивая руки, поволокли по полу и по земле ее беспомощное неподвижное тело к стоявшему во дворе грузовику. Раскачав, закинули в кузов и доставили в дом предварительного заключения на Шпалерную.

Приговорили  ее к 3 годам с лишением права проживания в 17 городах, и прикреплением к определенному месту жительства.

По состоянию здоровья матушка была переведена из тюрьмы в больницу.

В этом же году  матушка Мария скончалась в тюремной больнице в результате того, что там ее насильственно подвергли мучительным операциям-опытам. 

Место захоронения г.Санкт-Петербург, Смоленское кладбище.

Тело выдали родным для погребения на Смоленском кладбище, строжайше запретив делать из этого огласку.

Однако вскоре ее могила, находящаяся недалеко от часовни блаженной Ксении Петербургской стала, и теперь является, местом почитания и паломничества.

В 1981  была причислена Русской Православной Церковью за Границей к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских как новопреподобномученица Мария Гатчинская.

17 июля 2006 года канонизирована Русской Православной Церковью, включена в Собор Новомучеников и Исповедников Российских по представлению Санкт-Петербургской епархии.

26 марта 2007 года мощи Марии Гатчинской были обретены на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга и помещены в Гатчинском Павловском соборе.

 

 

Икона Святителя Николая Мирликийского Чудотворца
(конец 19 - начало 20 вв)

 

Святитель Николай архиепископ Мир Ликийских, чудотворец

Дни памяти:

6/19 декабря и 9/22 мая
 

Тропарь, глас 4

Правило веры и образ кротости, воздержания учителя яви тя стаду твоему яже вещей истина: сего ради стяжал еси смирением высокая, нищетою богатая. Отче священноначальниче Николае, моли Христа Бога спастися душам нашым.

Кондак, глас 3

В Мирех, святе, священнодействитель показался еси: Христово бо, преподобне, Евангелие исполнив, положил еси душу твою о людех твоих, и спасл еси неповинныя от смерти; сего ради освятился еси, яко великий таинник Божия благодати.

  Святой Николай Чудотворец родился в 234 году нашей эры в городе Патаре в Ликии.
С самого рождения он удивлял своих благочестивых родителей: при крещении, - еще не умея ходить и самостоятельно держаться на ножках, - простоял в купели три часа, воздавая этим честь Пресвятой Троице.
  Родители его, Феофан и Нонна, были люди благочестивые, знатные и богатые, однако долгое время не имели детей и уже не надеялись иметь детей, но многими молитвами, слезами и милостынями испросили себе у Бога сына.
От младенческих лет Николай Чудотворец отличался христианскими добродетелями, избегал светской жизни и праздных разговоров, сторонился всяческих соблазнов.

 Был у святого Николая дядя, епископ города Патары, в честь которого его племянник и был назван Николаем. Сей епископ, видя, что его племянник преуспевает в добродетельном житии и всячески устраняется от мира, стал советовать его родителям , чтобы они отдали своего сына на службу Богу. Те послушались совета и посвятили Господу свое чадо, которое сами приняли от Него, как дар.

Святой Николай принимает пресвитерский сан и подвизается в обители, основанной его дядей, Патарским епископом. Однажды святой, стоя на молитве, услышал глас свыше:
«Николай, если ты желаешь удостоиться от Меня венца, иди и подвизайся на благо миру».

Тогда святой Николай уразумел, что Господь требует от него оставить подвиг безмолвия и идти на служение людям для их спасения.
   Избегая суетной славы среди своих сограждан и опасаясь ее, он помыслил удалиться в другой город, где бы его никто не знал, и там продолжить свое служение. Так он направился в славный город Миры бывший митрополией всей Ликии, где пребывал в нищете, не имея, где приклонить главу, кроме как в доме Господнем, и находил он себе приют, имея в Боге единственно пристанище.
   В то время скончался архиерей того города Иоанн, архиепископ и первопрестольник всей Ликийской страны, в связи с чем там собрались все епископы Ликии для избрания на освободившийся престол достойного, и из-за всеобщего несогласия, решили положиться на промысел Божий. Старейшему из собравшихся епископов явился Божий посланец, повелевший ему ночью отправиться к дверям церковным и наблюдать, кто прежде всех войдет в церковь.
"Сей, сказал Он, и есть Мой избранник; примите его с честью и поставьте во архиепископы: имя мужу сему Николай".
  О своем божественном видении архиерей возвестил прочим епископам, они еще горячее вознесли свои моления к Богу, а когда настало время утренней службы, Святой Николай, побуждаемый духом, пришел к церкви прежде всех, ибо он имел обычай вставать в полночь на молитву и раньше других приходил к утренней службе. Как только он вошел в притвор, епископ, удостоившийся откровения, остановил его и просил сказать свое имя. Святой Николай молчал. Епископ снова спросил его о том же. Святой кротко и тихо ответил ему: «Имя мое Николай, я раб твоей святыни, владыко».
   Присутствующие высшие сановники Церкви, а также и весь народ мирликийский, возрадовались новому пастырю, указанному Божиим промыслом, однако сам Святитель Николай долго отрекался принять священный сан; но уступая усердным мольбам собора епископов и всего народа, вступил на архиерейский престол против своей воли.

  Он был нравом кроток и незлобив, смирен духом и избегал всякого тщеславия. Одежды его были просты, пища постническая, которую он всегда вкушал только один раз в день, и то вечером. Весь день он проводил в приличных его сану трудах, выслушивая просьбы и нужды к нему приходящих. Двери его дома были открыты для всех. Он был добрым и доступным для всех, сиротам он был отец, нищим милостивый податель, плачущим утешитель, обиженным помощник, всем великий благодетель.

  Много великих и преславных чудес сотворил на земле и на море великий сей угодник. Он помогал сущим в бедах, спасал от потопления и выносил на сушу из глубины морской, освобождал из плена и приносил освобожденных домой, избавлял от уз и темницы, защищал от посечения мечом, освобождал от смерти и подавал многим различные исцеления, слепым прозрение, хромым хождение, глухим слух, немым дар слова.
  Он обогатил многих, бедствующих в убожестве и крайней нищете, подавал голодным пищу и всем являлся во всякой нужде готовым помощником, теплым заступником и скорым предстателем и защитником.
  И ныне он также помогает призывающим его и избавляет их от бед. Чудес его исчислить невозможно точно так же, как невозможно и описать все их подробно. Сего великого чудотворца знает восток и запад, и во всех концах земли известны его чудотворения.

 

Поклонный Крест в память об узниках сталинских лагерей, пострадавших в  эпоху гонений за Веру.

О прославленных Церковью святых узниках Ахпунского (Темиртауского) отделения Сиблага НКВД вы можете узнать из одноимённого раздела нашего сайта.
Святии новомученицы и исповедницы Российстии, молите Бога о нас!

 

Частица мощей священноисповедника Тихона, Патриарха Московского и всея Руси

 

Тропарь , глас 3

В годину тяжкую Богом избранный / в совершенной святости и любви Бога прославил еси, / во смирении величие, в простоте и кротости силу Божию являя, / положил душу за Церковь, за люди своя, / исповедниче патриарше святе Тихоне, / моли Христа Бога, / Емуже сораспялся еси, / и ныне спасти землю Русскую и паству Твою.

Кондак , глас 2

Тихостию нрава украшен,/ кротость и милосердие кающимся являяй,/ во исповедании православныя веры и любве ко ГосподУ/ тверд и непреклонен пребыл еси,/ святителю Христов Тихоне./ Молися о нас, да не разлучимся от любве Божия,/ яже о Христе Иисусе, Господе нашем.

Житие
Василий Иванович Белавин (будущий Патриарх Московский и всея Руси) родился 19 января 1865 года в селе Клин Торопецкого уезда Псковской губернии, в благочестивой семье священника с патриархальным укладом. Дети помогали родителям по хозяйству, ходили за скотиной, все умели делать своими руками.

  В девять лет Василий поступает в Торопецкое Духовное училище, а в 1878 году, по окончании, покидает родительский дом, чтобы продолжить образование в Псковской семинарии. Василий был доброго нрава, скромный и приветливый, учеба давалась ему легко, и он с радостью помогал однокурсникам, которые прозвали его «архиереем».
Закончив семинарию одним из лучших учеников, Василий успешно сдал экзамены в Петербургскую Духовную академию в 1884 году. И новое уважительное прозвище — Патриарх, полученное им от академических друзей, оказалось провидческим. В 1888 году, закончив академию 23-летним кандидатом богословия, он возвращается в Псков и три года преподает в родной семинарии.
14 декабря 1891 года он принимает постриг с именем Тихон, в честь святителя Тихона Задонского, на следующий день его рукополагают в иеродиакона, и вскоре — в иеромонаха.
В 1892 году о. Тихона переводят инспектором в Холмскую Духовную семинарию, где скоро он становится ректором в сане архимандрита. А 19 октября 1899 года в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры состоялась хиротония его во епископа Люблинского с назначением викарием Холмско-Варшавской епархии. Только год пробыл святитель Тихон на своей первой кафедре, но, когда пришел указ о его переводе, город наполнился плачем — плакали православные, плакали униаты и католики, которых тоже было много на Холмщине. Город собрался на вокзал провожать так мало у них послужившего, но так много ими возлюбленного архипастыря. Народ силой пытался удержать отъезжающего владыку, сняв поездную обслугу, а многие и просто легли на полотно железной дороги, не давая возможности увезти от них драгоценную жемчужину — православного архиерея. И только сердечное обращение самого владыки успокоило народ. И такие проводы окружали святителя всю его жизнь. Плакала православная Америка, где и поныне его именуют Апостолом Православия, где он в течение семи лет мудро руководил паствой: преодолевая тысячи миль, посещал труднодоступные и отдаленные приходы, помогал обустраивать их духовную жизнь, возводил новые храмы, среди которых — величественный Свято-Никольский собор в Нью-Йорке. Его паства в Америке возросла до четырехсот тысяч: русские и сербы, греки и арабы, обращенные из униатства словаки и русины, коренные жители — креолы, индейцы, алеуты и эскимосы.
Возглавляя в течение семи лет древнюю Ярославскую кафедру, по возвращении из Америки, святитель Тихон верхом на лошади, пешком или на лодке добирался в глухие села, посещал монастыри и уездные города, приводил церковную жизнь в состояние духовной сплоченности. С 1914 года по 1917 год он управляет Виленской и Литовской кафедрой. В Первую мировую войну, когда немцы были уже под стенами Вильно, он вывозит в Москву мощи Виленских мучеников, другие святыни и, возвратившись в еще не занятые врагом земли, служит в переполненных храмах, обходит лазареты, благословляет и напутствует уходящие защищать Отечество войска.

Незадолго до своей кончины святой Иоанн Кронштадтский в одной из бесед со святителем Тихоном сказал ему: «Теперь, Владыко, садитесь Вы на мое место, а я пойду отдохну». Спустя несколько лет пророчество старца сбылось, когда митрополит Московский Тихон жребием был избран Патриархом. В России было смутное время, и на открывшемся 15 августа 1917 года Соборе Русской Православной Церкви был поднят вопрос о восстановлении патриаршества на Руси. Мнение народа на нем выразили крестьяне: «У нас больше нет Царя, нет отца, которого мы любили; Синод любить невозможно, а потому мы, крестьяне, хотим Патриарха».

Время было такое, когда все и всех охватила тревога за будущее, когда ожила и разрасталась злоба и смертельный голод заглянул в лицо трудовому люду, страх перед грабежом и насилием проник в дома и храмы. Предчувствие всеобщего надвигающегося хаоса и царства антихриста объяло Русь. И под гром орудий, под стрекот пулеметов поставляется Божией рукой на Патриарший престол Первосвятитель Тихон, чтобы взойти на свою Голгофу и стать святым Патриархом-мучеником. Он горел в огне духовной муки ежечасно и терзался вопросами: «Доколе можно уступать безбожной власти?» Где грань, когда благо Церкви он обязан поставить выше благополучия своего народа, выше человеческой жизни, притом не своей, но жизни верных ему православных чад. О своей жизни, о своем будущем он уже совсем не думал. Он сам был готов на гибель ежедневно. «Пусть имя мое погибнет в истории, только бы Церкви была польза», — говорил он, идя вослед за своим Божественным Учителем до конца.

Как слезно плачет новый Патриарх пред Господом за свой народ, Церковь Божию: «Господи, сыны Российские оставили Завет Твой, разрушили жертвенники Твои, стреляли по храмовым и Кремлевским святыням, избивали священников Твоих...» Он призывает русских людей очистить сердца покаянием и молитвой, воскресить «в годину Великого посещения Божия в нынешнем подвиге православного русского народа светлые незабвенные дела благочестивых предков". Для подъема в народе религиозного чувства, по его благословению устраивались грандиозные крестные ходы, в которых неизменно принимал участие Святейший. Безбоязненно служил он в храмах Москвы, Петрограда, Ярославля и других городов, укрепляя духовную паству. Когда под предлогом помощи голодающим была предпринята попытка разгрома Церкви, Патриарх Тихон, благословив жертвовать церковные ценности, выступил против посягательств на святыни и народное достояние. В результате он был арестован и с 16 мая 1922 года по июнь 1923 года находился в заточении. Власти не сломили святителя и были вынуждены выпустить его, однако стали следить за каждым его шагом. 12 июня 1919 года и 9 декабря 1923 года были предприняты попытки убийства, при втором покушении мученически погиб келейник Святейшего Яков Полозов. Несмотря на гонения, святитель Тихон продолжал принимать народ в Донском монастыре, где он уединенно жил, и люди шли нескончаемым потоком, приезжая часто издалека или пешком преодолевая тысячи верст. Последний мучительный год своей жизни он, преследуемый и больной, неизменно служил по воскресным и праздничным дням. 23 марта 1925 года он совершил последнюю Божественную литургию в церкви Большого Вознесения, а в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы почил о Господе с молитвой на устах.
 Прославление святителя Тихона, Патриарха Московского и всея Руси, произошло на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 9 октября 1989 года, в день преставления Апостола Иоанна Богослова, и многие видят в этом Промысл Божий. «Дети, любите друг друга! — говорит в последней проповеди Апостол Иоанн. — Это запо
ведь Господня, если соблюдете ее, то и довольно».

В унисон звучат последние слова Патриарха Тихона: «Чадца мои! Все православные русские люди! Все христиане! Только на камени врачевания зла добром созиждется нерушимая слава и величие нашей Святой Православной Церкви, и неуловимо даже для врагов будет Святое имя ее, чистота подвига ее чад и служителей. Следуйте за Христом! Не изменяйте Ему. Не поддавайтесь искушению, не губите в крови отмщения и свою душу. Не будьте побеждены злом. Побеждайте зло добром!»

Прошло 67 лет со дня кончины святителя Тихона, и Господь даровал России святые его мощи в укрепление ее на предлежащие трудные времена. Покоятся они в большом соборе Донского монастыря.

Дни памяти (н.ст): 9 октября (26 сентября) — прославление, 1989г; 18 (5) октября — Собор Московских святителей; 18 (5) ноября — избрание на Всероссийский Патриарший престол; Собор новомученников и исповедников Российских — 7 февраля (25 января), если это воскресный день, а если нет — то в ближайшее воскресенье после 7 февраля; 7 апреля (25 марта) — преставление, 1925г.
 

Частица мощей священноисповедника Луки (Войно-Ясенецкого), архиепископа Симферопольского и Крымского.

 

Тропарь, глас 1

Возвестителю пути спасительного, / исповедниче и архипастырю Крымския земли, / истинный хранителю отеческих преданий, / столпе непоколебимый, Православия наставниче, / врачу богомудрый, святителю Луко, / Христа Спаса непрестанно моли / веру непоколебиму православным даровати // и спасение, и велию милость.

Кондак, глас 1

Якоже звезда всесветлая, добродетельми сияющи, / был еси святителю, / душу же равноангельну сотворил еси, / сего ради святительства саном почтен был еси, / и во изгнании же от безбожных много пострадал еси / и непоколебим верою пребыв, / врачебною мудростию многия исцелил еси. / Темже ныне честное тело твое, от земных недр обретенное дивно, / Господь прослави, / да вси вернии вопием ти: / радуйся, отче святителю Луко, / земли Крымския похвало и утверждение.

День памяти: 29 мая (11 июня)

Святитель Лука, в миру Валентин Феликсович (Войно-Ясенецкий) родился в Керчи, 27 апреля 1877 года. Он был третьим ребёнком в семье, а всего детей было пять.

Отец Валентина, Феликс Станиславович, принадлежал к Католической Церкви. По профессии он был аптекарем. Мать, Мария Дмитриевна, исповедовала истинную, Православную веру.

Согласно сложившимся к тому времени в России устоям, касавшимся воспитания детей, рождённых в смешанных браках, личность Валентина формировалась в русле Православных традиций. Отец его, в общем не возражал против такого подхода и не навязывал сыну собственного мировоззрения. Религиозные основы ему преподавала мать.

В 1899 году семья Войно-Ясенецких переехала в Киев. Здесь Валентин, помощью Божьей, окончил два образовательных заведения: гимназию и рисовальную (художественную) школу.

Размышляя о выборе дальнейшего жизненного пути, он рассматривал два приоритетных варианта: стать художником или врачом. Уже на стадии готовности поступать в Академию Художеств в Петербурге, он передумал и решил посвятить свои силы медицине. Важнейшим критерием выбора послужило желание облегчать людям страдания. Кроме того он считал, что на месте врача принесёт обществу больше пользы.

В 1898 году Валентин поступил в Киевский университет, на медицинский факультет. Учился он хорошо, как и подобало способному человеку, сделавшему в отношении будущей профессии обдуманный выбор. Из университета он выпустился в 1903 году. Перед ним могла открыться хорошая карьера, о которой многие, менее талантливые сверстники, могли только мечтать. Но он, к удивлению окружения, объявил, что желает стать земским, «мужицким» доктором.

Врачебная деятельность

С началом русско-японской войны Валентин Феликсович, приняв предложение руководства, отправился, на Дальний Восток, для участия в деятельности отряда Красного Креста. Там он возглавил отделение хирургии при госпитале Киевского Красного Креста, развернутом в Чите. На этой должности В. Войно-Ясенецкий приобрёл колоссальный врачебный опыт.

В этот же период он познакомился и связался узами любви с сестрой милосердия, доброй и кроткой христианкой Анной Ланской. К тому времени она отказала двум искавшим её женского внимания врачам, и как рассказывают, готова была прожить свою жизнь в священном безбрачии. Но Валентин Феликсович сумел достичь её сердца. В 1904 году молодые сочетались венчанием в местной читинской церкви. Со временем Анна сделалась верной помощницей мужу не только в семейных делах, но и в докторской практике.

После войны В. Войно-Ясенецкий осуществил свое давнее желание стать земским врачом. В период с 1905 по 1917 год он трудился в городских и сельских лечебницах, в разных регионах страны: в Симбирской губернии, затем в Курской, Саратовской, на территории Украины, наконец, в Переяславле-Залесском.

В 1908 году Валентин Феликсович прибыл в Москву, устроился в хирургическую клинику П. Дьяконова экстерном.

В 1916 году закончил писать и с успехом защитил докторскую диссертацию. Тема той докторской работы оказалась настолько важной и актуальной, а её содержание настолько глубоким и проработанным, что один из учёных в восхищении сравнил её с пением птицы. Варшавский университет почтил тогда В. Войно-Ясенецкого особой премией.

Послереволюционные годы

Первые годы после Октябрьской революции были в буквальном смысле кровавыми. В это трудное время государство испытывало особую потребность в медицинских работниках. Так что несмотря на приверженность вере, какое-то время Валентин Феликсович не был гонимым.

С 1917 по 1923 года он жил в Ташкенте, трудился в Ново-Городской больнице хирургом. Своим опытом он охотно делился с учениками, преподавал в медицинской школе (впоследствии реорганизованной в медицинский факультет).

В этот период серьёзным испытанием для В. Войно-Ясенецкого обернулась смерть горячо любимой супруги, умершей от туберкулеза в 1919 году, и оставившей без материнской заботы четырех детей.

В 1920 году Валентин Феликсович принял предложение возглавить кафедру в Государственном Туркестанском университете, недавно открытом в Ташкенте.

Священническое служение

Помимо исполнения служебных и семейных обязанностей в этот период он принимал активное участие в церковной жизни, посещал собрания Ташкентского братства. Однажды, после удачного доклада В. Войно-Ясенецкого на церковном съезде Ташкентский епископ Иннокентий высказал ему пожелание, чтобы он стал священником. Не помышлявший о таком варианте своего жизненного пути В. Войно-Ясенецкий вдруг ответил архиерею без промедления, что согласен, если это угодно Богу.

В 1921 году он был посвящен в сан диакона, а через несколько дней – в иерея. Став священником, отец Валентин получил назначение в местный, ташкентский храм, где и служил, угождая Богу. При этом он не прерывал ни врачебную, ни преподавательскую практику.

В 1923 году развернувшееся при Церкви движение обновленцев добралось до Ташкента. Епископ Иннокентий в силу ряда связанных с этим причин покинул город, не передав никому руководство над кафедрой. В этот трудный для духовенства и паствы период отец Валентин, совместно со священником Михаилом Андреевым, приложил максимум усилий для объединения местного духовенства и даже принял участие в организации съезда (санкционированного ГПУ).

Монашеское и епископское служение

В том же 1923 году отец Валентин, движимый ревностью и благочестием, принял монашеский постриг. Сообщают, что изначально Епископ Ухтомский Андрей предполагал дать ему монашеское имя Пантелеймон, в честь прославленного Богом христианского целителя, но затем, выслушав его проповеди, поменял решение и остановил выбор на имени Евангелиста, врача и апостола Луки. Так отец Валентин стал иеромонахом Лукой.

В конце мая того же года иеромонах Лука был тайно поставлен во епископа Пенджикента, а через несколько дней его арестовали из-за поддержки им линии Патриарха Тихона. Выдвинутое против него обвинение на сегодняшний день кажется не только надуманным, но и абсурдным: власти обвинили его в контрреволюционной связи с какими-то оренбургскими казаками и в сотрудничестве с англичанами.

Некоторое время арестованный святитель томился в темнице Ташкентского ГПУ, а затем его доставили в Москву. Вскоре ему позволили проживать на частной квартире, но потом вновь взяли под стражу: сперва в Бутырскую тюрьму, а после – в Таганскую. Затем страдальца отправили в ссылку на Енисей.

В Енисейске он служил на дому. Кроме того, ему разрешили оперировать, и он спас здоровье не одному жителю. Несколько раз святителя переводили из одного места в другое. Но и там он использовал все возможности для служения Богу, лечения людей.

После окончания ссылки, епископ Лука возвратился в Ташкент, служил в местном храме. Но советские власти не собирались оставлять архиерея в покое. В мае 1931 года он подвергся очередному аресту и проведя несколько месяцев в тюрьме, услышал приговор: ссылка в Архангельск сроком на три года. В Архангельске он тоже занимался лечением больных.

Вернувшись из мест заключения, в 1934 году он посетил город Ташкент, а затем поселился Андижане. Здесь он исполнял долг архиерея и врача. Несчастьем обернулось для него подхваченная лихорадка: болезнь грозила потерей зрения и святитель пошёл на операцию (в качестве пациента), в результате которой ослеп на один глаз.

В декабре 1937 года последовал новый арест. Святителя допрашивали несколько суток подряд, требовали подписать заранее подготовленные следствием протоколы. В ответ он объявил голодовку, наотрез отказавшись подписывать то, с чем не могла согласиться его христианская совесть. Последовал новый приговор, новая ссылка, на сей раз – в Сибирь.

С 1937 по 1941 год осужденный епископ жил в местечке Большая Мурта, на территории Красноярского края. С началом Великой Отечественной войны его переселили в Красноярск и привлекли к лечению раненных.

В 1943 году святитель взошёл на Красноярскую архиепископскую кафедру, а через год его назначили архиепископом Тамбовским и Мичуринским. В этот период отношение власти к святителю, как будто, изменилось. В феврале 1946 года, за научные разработки в области медицины, он удостоился государственной награды – Сталинской премии.

В мае 1946 года святитель Лука стал архиепископом Крымским и Симферопольским. В это время начала прогрессировать болезнь его глаз, а в 1958 году он полностью ослеп. Однако, как вспоминают очевидцы, в этом состоянии святой не только не утратил бодрости духа, но и не потерял способности самостоятельно приходить в храм, прикладываться к святыням, участвовать в богослужении.

11июня 1961 года Господь призвал его в Своё Небесное Царство. Похоронили святителя на Симферопольском кладбище.

После себя он оставил ряд научных и богословских работ. Среди последних уместно отметитьНаука и религияДух, душа и телоО воспитании детейЕвангельское златоБеседы в дни Великого поста и Страстной седмицыО семье и воспитании детейПасха Господня, ПроповедиТолкование на молитву святого Ефрема СиринаЯ полюбил страданиеПринесем Тебе любовь нашу.